Strona ks. Artura Aleksiejuka

Ja jestem krzewem winnym, a wy latoroślami.
Kto pozostaje we mnie, a Ja w nim, ten przynosi wiele owocu.
Beze Mnie nic nie możecie uczynić.

Ewangelia według św. Jana 15, 5

Несколько слов о пастырском взаимообщении (по опыту и наблюдению) - rozważania pewnego kapłana

15.03.2019
Несколько слов о пастырском взаимообщении (по опыту и наблюдению) - rozważania pewnego kapłana

Пастырское служение, установленное самим Иисусом Христом, настолько необходимое для человечества, насколько необходимо и для него христианство. Оно может быть названо, по словам святого Апостола Павла, „добрым делом”, делом в высшей степени „желательным” (1 Тим. 3: 1). Пастырское дело это служение великое и многоответственное перед Богом и людьми. Оно ширяется все более и более под влиянием требований времени. Недоумений, вопросов, дум, печалей в душе пастыря, особенно молодого и неопытного, бездна. Куда итти с ними, с кем поделиться? Oт кого ждать решения мучащих вопросов и недоумений? Где искать утешения в пастырском горе или ласковаго слова? Особенно тернист путь пастыря Церкви сегодня, когда много людей, православных и инославных, и даже считающих себя неверующими, нуждается в его поддержке, усиленном просветительном служении и руководстве.

Несомненно для пастырей Церкви наступило время сугубо ответственное. Требуется от них много. Слова Спасителя и Господа Иисуса Христа: „Бодрствуйте на всякое время и молитесь” (Лк. 21: 36) призывают их к напряжению духовных сил и истинно апостольской любви, а также усиленной и безкорыстной деятельности среди народа. Цель пастырского служения привлечь и привязать сердца людей к Церкви Христовой православной – Источнику Спасения.

Судьба священника тяжела и потому, что условия спасительной мисии Церкви в жизни людей резко изменяются. С верха до низа растоптаны святые законы Евангелия, веры и нравственности. Жизнь стала совсем иная, непохожая даже и на христианскую, скорее языческая. Святость сменилась порочностью и дикою свободою страстей, духовность – плотяноспю, любовь – равнодушием, холодностью и себялюбием, братство и крепкая сплоченность – разъединенностью, раздробленностью и сословною взаимоненавистью и борьбою, великие подвиги духа – леностью, слабостью, малодушием и мелочностью, покорность и благоговейная преданность Церкви, Ея заветам и уставам – формальною принадлежностью и нередко высокомерием, кротость – дикою и тупою гордостью и необузданною дерзостью. Значительно поколебался также авторитет духовенства. Неоднократно виноваты тому самые духовные лица, которые не хотят пристальнее вглядеться в свою деятельность, заметить и исправить ея недостатки и ошибки, усилить энергию и с Богом приниматься за горячую работу. Есть и такие, которые из-за зависти, недохвата талантов и трудолюбия, дискредитируя других, заинтересованы только тем, чтобы быстро подняться вверх по ступеням церковной карьеры.

При таких условиях тяжело пастырю работать на ниве Христовой, особенно когда он на приходе один или – когда не один – напрасно ожидает поддержки со стороны настоятеля и своих собратьев. При таких условиях, служители Церкви, первоначально строго державшие свое святое знамя, но не находя себе поддержки и неоднократно несправедливо осуждаеми, постепенно теряют почву под ногами, тушат в себе искру ревности служения Богу и людям, огорчают в сердце и порывы, возбуждаемы веянием Святого Духа, уходят в них без следа. Первая принимает ударь от житейской суеты вера, которая преврящается в егоцентризм. Затем погибает надежда, закованная в кандалы страха, ибо человек, как бы не был уверен в свои собственные силы, полон недостатков. Признаками этого состояния является песимистечкое настроение, боязливость и скрытность, недоверчивость к другим и неоднократно агресивное поведение, которое необьязательно может проявлятся вне. Стоит заметить, чио самая хужая это агресия внутренная, тайно и постепенно пленявшая человеческую „свободу во Христе” и уничтожающая чистоту его сердца и ума. Наконец страдает любовь. Место истинной любви занимает себялюбие, зависящие от эгоистических потребностей и похотей. Дефицит любви проявляется, среди прочих, в постоянном недовольствии и обрящении внимания только на себе, в чрезмерно емоциональном отношении и осуждении поступков других, а также в нареканиях на то, что все остальные виноваты, только не я сам.

Конечно, от всех этих опасностей никто не свободен. Страдают от них и люди простые и высокообразованые, духовные и светские. Лицам высокообразованым даже труднее потому, что они более восприимчивы к использованию таких подсознательных психологических защитных механизмов как: рационализация, интелектуализация, морализация, отрицание или игнорирование объективных фактов, которые не в соответствии с их субективной интерпретацией событий и признаков времени. Все это касается также духовенства. У так настроенных личностей, в кризисных ситуациях, когда они остаются наедине со своими проблемами, развивается синдром „осажденной крепости”. Конце концов, огорченные и усталые, неоднократно на грани депрессии, они ничего больше не жажут как только спокой экзистенции, чтобы никто их не беспокоил.

Чтобы реализовать план строительства для себя этой „крепости” cуществуют три основные стратегии действий. Конечно, они часто используются взаимозаменяемо и перекрываются друг с другом.

Первая стратегия – убежать назад. Способствует тому распространение ложного мнения о себе. Из уст таких людей часто слышится диагноз: „я простый человек”, „я этого не знаю или в этом вообще не рoзбираюсь”. Конечно это не очень комфортно, потому что – как сказал один священник – „от того времени могут считать мне дураком или eще хуже, но цели т.е. душевного спокойствия, я достиг”. „Есть и другой выход, – говорил «учитель» – сделать что-то так, чтобы другой раз не заставили тебе это делать. Но этот выход более опасный”.

Вторая стратегия – позиционная стратегия, т. е. никуда не бежать, сидеть спокойно и тихо. Короче говоря действовать по принципу „тише едешь, дальше будешь”. В практике это означает, что человек почти ко всему равнодушен, концентрируется только на тем, что необходимо и не делает ничего больше, что надо. Прежде всего он заинтересован, чтобы не бросатся в глаза. Он никогда не задает вопросов, не формулирует никаких предложений, всякая инициатива ему чужда. Но есть моменты, когда он оживляется. Это происходит, когда начинают серезно проверять результаты его действий. Тогда он предпринимает все возможные шаги, способности и средства, чтобы отвлечь внимание, манипулируя фактами или обвиняя других. Конечно, такая стратегия в долгосрочной перспективе неэффективна. Но, с другой стороны, чего-то человек не сделает желая сохранить то, что для него является особенно ценным.

Tретья стратегия – убежать "в перед", т.е. атаковать. Такое поведение можно встетить у более агресивных, но одновременно и боязливых людей, ибо причинaой агрессии обычно является страх. У них часто слышны слова: „Не мучите меня!”, „ Не беспокойте меня!”, „Отойдите от меня!” „ Оставьте меня в покое!”. Человек, которого приветствуют такие слова, сразу чувствует себя виноватым, ненужным, нежелательным. И он уходит. Однако стратегическая цель достигнута – „крепость” защищена, и в каком стиле! "Захватчик" был отбит и скоро не вернется.

Принимая во внимание все это, возникает вопрос: как вывести человека, на примерь священника, пастыря Церкви, из этого трудного состояния? Конечно, во-первых надо за него молится. Во-вторых, не можно оставлять его без поддержки, подать ему руку помощи. Но кроме того, что является чрезвычайно важным, надо предпринимать превентивные действия, предохраняющие пастырей Церкви от преждевременной утраты идеальнаго и ревностного настроения служения Богу и возгревающим в них желание работать на пользу паствы „во спасение” и „во вся дни”. В этом деле фундаментальное значение имеет единение духовенства между собою через взаимный обмен мыслей, чувства и труда. При объединении, взаимной поддержке и научении, терпеливо, без ироничной насмешки и несерьезного отношения к кому-либо, никого не считая дураком, можно превратить пылкия речи и скучные думы мнимых наставников в увлекающее поле рефлексии и деятельности. Не даром говорится: „Брат от брата помогаем, яко град тверд и высок; укрепляется яко основанное царство” (Притч. 18: 19). Пусть священник полон энергии и благих помыслов, идеально настроен, если он одинок (а часто бывает таким и среди собратъев в приходе), его одиночество оказывается сильным тормазом для плодотворности пастырского служения. Возьмем, для примера, молодого выпускника духовной семинарии или богословской академии, вступившаго на приход. Школа дала ему запас хороших теоретических сведений из области богословия догматическаго, нравственнаго, литургического или историческаго. Но руководственно-практических знаний по современным требованиям пастырства, особенно в области пастырской психологии и педагогики, ему не сообщили. Конечно, он безошибочно будет совершать Божественную Литургию, скажет хорошую проповедь и отлично петь. Но как ему приняться за пастырское дело, как успешно вести его, когда все, что знает это теория, а методология пастырского труда и ответа на современные вопросы соответствует стандартом конца XIX и начала XX веков. Это делает его почти неспособным вести миссию и работать с людьми сегодня, особенно молодыми, интеллигентными, образованными и любопытными. Как вести с ними разговорь, отвечать на их сложные и часто провокационные вопросы? Каким образом воцерковить их, побудить любовь к Богу и Его Церкви? Как открыть какое-либо приходское учреждение и направить его деятельность? Каким образом он сможет сохранить паству от этих угроз, от множества духовных волков, различныхъ ложных учений и заблуждений, как он будет или бежать от людей и их проблемов или грубо относится к ним, обижаясь или считая их дураками или чем-то еще хуже?

Несомненно, в условиях обыденной приходской жизни, пастырь Церкви постоянно сталкивается с разнообразными нехристианскимн, даже языческими, тенденциами и их последствиями. Неоднократно приветствует его непонимание, невежество, злоба и зависть от людей, также собратьев во священстве. Находясь в этом критическом положении, не видя помощи и без поддержки даже добрым словом, устаивает, отказывается от хороших идей и не принимается за дело. В результате, надежный и активный священник oграничивается только ролью требоисправителя, безрефлексивного и почти автоматического исполнителя поручений настоятеля, благочинного или епископа. Он постепенно преврящается в трусливого церковного чиновника с менталитетом „лукавого и ленивого раба” из Христовой причти о талантах, скрывшего в земле „талант” полученный от Господа (Мф. 25: 14-30). Это является его личной трагедией. Бывает, что в последствии измены пастырского призвания, не выдерживая давления совести, он впадает в тяжелое депрессийное или/и аддиктивное состояние.

Все это свидетельствует о том, что межпастырское общение и отношения имеют громадный практический смысл. Путем бесед и чтений на встречах и собраниях духовенства (епархиальных, деканальных и даже приходских) можно не только основательно выяснить себе состояние Церкви и православия в жизни паствы, но и получить ответы на разного рода вопросы, которых всегда много у заинтересованыx расширением своего кругозора знаний и опыта священнослужителей. Их целью является также приобретение и усвоение практических методов работы на ниве Христовой, разработка и cовершенствование новых направлений, средств и форм деятельности и осуществления пастырских задач. К сожалению у нас таких „практических” встреч очень мало. К сожалению, что внимательному наблюдателю не тайна, у нас самые популярные исторические темы, обязательно окрашены дозой нареканий и воспоминаний, как было раньше. Кажется, что главной причиной нежелания решать сложные вопросы является, как обычно бывает, тревога по поводу того, что что-то пойдет не так, все будут издеватся и потерпит авторитет духовенства. Стоит отметить, что такие явления характерны для регрессии и декаданса, о чем можно довольно много прочитать в социологической научной литературе. Возвращаясь к теме встреч надо обратить еще внимание и на то, что самые плодотворные способы и формы изучения, присвоения и использования ключевых практических пастырских знаний и компетенций, как напримерь душпастырские семинары и курсы, кружи самообучения или совместного труда, вообще остаются неиспользованы. С другой стороны у нас много поверхностных, неоднократно грубых, теоретических советов и поучений, с которыми вообще неизвестно что делать дальше. Серьезными препятствиями на пути достижения целей пастырского служения являются также неэффективные cпособы коммуникации с людьми и устаревшие методы катехизации.

Конечно активному пастырю очень много приходится передумать и перечувствовать, чтобы вести верным путем дело нравственно-религиознoго воспитания и оздоровления своих пасомых. Неоднократно, при разобщенности духовенства, приходится ему итти путем ошибок и повторять ошибки других. Деятельность духовенства очень широка и каждый из пастырей нуждается в помощи. Каждый из пастырей может подать другим руку помощи, принести им „лепту” из своей практики: один в насаждении веры, другой в поддержании добрых нравов и обычаев, третий в школьном деле или в университете как научный и преподаватель, четвертый в работе с молодежью или взрослыми, пятой в деле заботы о больных и т. д. Взаимообщение и взаимопомощь духовенства весьма облегчает многотрудное служение Церкви, поддержает духовное горение многих пастырей и повышает плодотворность их труда как делателей Винограда Господня. У нас много священнослужителей приобретших за свою долголетнюю и благоплодную службу большой опыт. Они могут быть как содержательная повесть, поучительная книга, клад для молодых собратов-иереев. Богатые пастырским опытом священники могут поделиться своим опытом, всесторонне осветит вопросы приходские и многие другие. Конечно есть и молодые пастыри, приобретшие уже богатый опыт, от которых и старшие могли бы чего-то полезного научится. Каждый из них, делясь собственным опытом, в общем итоге дал-бы незаменимое, ценное руководство к пастырскому делу. Благодаря взаимообщению было бы возможно избежать многих неверных шагов и уверенно взятся за работу, не тратя по-напрасну времеми и энергии на отыскивание и прокладывание путей. Жаль, что эти богатейшия руды лежат почти непроизводительно.

Наконец предлагаемых размышлений можно приити к выводу, что единение пастырей друг с другом, в братской любви во Христе, путем обмена знаний, опыта и труда, может сделать их деятельность более плодотворной. Только тогда духовенство, действуя силою примера, сможет проявить подлинную силу своего призвания и вооружившись мечом духовным „еже есть глагол Божий”, достоверно свидетельствовать о Иисусе Христе, неся в окружающий мир истиннохристианскую любовь. Вместе с тем приидут и плоды пастырской деятельности и увеличится авторитет духовенства. Не сознавать необходимости этого могут только люди близорукие, безразличные в вопросах церьковной жизни, погрязшие в „суете мира сего” и непонимающие высокого достоинства пастырского служения в Церкви Христовой православной. Но прежде всего, у каждого из пастырей, независимо от того, является ли он молодым или старым, должeн возникнуть кардинальный вопрос: Я наемник или пастырь? (Ин. 10: 1-21). Объязательно, ответ каждый найдет в своем сердце.